Региональный каталог ОКН

Братская могила советских воинов, погибших в период Сталинградской битвы, Городищенский район, ур. Новоалексеевка

Воинское
захоронение

Адрес объекта

Российская Федерация, Южный федеральный округ, Волгоградская область, Городищенский район, ур. Новоалексеевка
48.766548,44.027127

Основные сведения об объекте

  • Категория
    Памятник истории регионального значения
  • Вид объекта
    Памятник
  • Номер в ЕГРОКН
    341710769560005
  • Кадастровый номер
    -
  • Собственность
    -
  • Отв. организация
    -
  • Год создания
    1942-1943 гг.
  • Автор(ы)
    -
  • Статус охраны
    Охраняется государством
  • Состояние
    Удовлетворительное

Документы по охране объекта

Историческая справка

Бывший хутор Ново-Алексеевка расположен в границах Карповского сельского поселения Городищенского района Волгоградской области. Административный центр Карповского сельского поселения – село Карповка. Бывший хутор, а ныне урочище Новоалексеевское расположено в 7 км к северу от села Карповка. Как хутор, Новоалексеевский известен с 1930-х годов, на январь 1936 года являлся центром Ново-Алексеевского сельсовета в составе Песчанского района (с 1938 года — Городищенского района) Сталинградского края (с 1936 года — Сталинградской области). В состав Ново-Алексеевского сельсовета входили: хутор Бабуровский, село Западновка, село Малая Россошка, хутор Ново-Алексеевка, совхоз «Заготскот».

В период Сталинградской битвы 1942-1943 гг. на территории Городищенского района шли ожесточенные, кровопролитные бои оборонительного и наступательного характера. Хутор Ново-Алексеевка был расположен на среднем оборонительном обводе, за рекой Россошкой. Бои на этом рубеже начались в конце августа 1942 года.

К концу августа 1942 года Ново-Алексеевка была временно оккупирована частями 6-й немецкой полевой армии Паулюса и превращена в опорный пункт. В Ново-Алексеевке размещались немецкие войсковые штабы и склады. Рубеж хутора Ново-Алексеевский занимали 14-я и 24-я танковые дивизии вермахта.

Сталинградская область, как и другие регионы, входила в зону военного управления. К числу особенностей оккупации региона относятся его плотность и насыщенность гитлеровскими войсками (преимущественно немецкими и румынскими).  Основными усилиями оккупационных властей (военных и сельскохозяйственных комендатур и гестапо) здесь были направлены главным образом на обеспечение безопасности немецкого тыла и снабжение гитлеровских войск за счет местных ресурсов.  Во избежание заражения личного состава войск эпидемическими заболеваниями от местных жителей и ради затруднения ведения разведки советской стороной население выдворялось из зоны боевых действий. Мирные жители привлекались к принудительному бесплатному труду в пользу германской армии, подвергались жестоким наказаниям за нарушение оккупационного режима.

Во второй половине сентября 1942 года по приказу гитлеровского военного командования началось массовое выселение гражданского населения из хутора. Трудоспособные жители в возрасте от 14 до 55 лет в обязательном порядке должны были зарегистрироваться в комендатуре и подлежали отправке на работу в Германию[1].

К моменту вторжения немецко-фашистских захватчиков Сталинградский регион был крупнейшим промышленным и сельскохозяйственным районом СССР.

Всего несколько месяцев находилась группировка Паулюса на Сталинградской земле, но она оставила страшный след. Бесчинствовавшие части вермахта были воспитаны в духе беспощадности к военнопленным и мирным советским гражданам. Ставший впоследствии хрестоматийным приказ генерал-фельдмаршала Рейхенау, предшественника Паулюса на посту командующего 6-й армией вермахта, предписывал: «Основной целью похода против советско- большевистской системы является полный разгром государственной мощи и покорение азиатского влияния на европейскую культуру. В связи с этим перед войсками возникают задачи, выходящие за рамки обычных обязанностей вои на… К борьбе с врагом за линией фронта мы все недостаточно серьезно относимся. Все еще продолжают брать в плен коварных жестоких партизан и выродков–женщин; к одетым в полувоенную и гражданскую одежду отдельным стрелкам из засад и бродягам относятся все еще как к настоящим солдатам и направляют их в лагеря для военнопленных. Пора начальствующему составу пробудить в себе понимание борьбы, которая ведется в настоящее время…»[2].

Паулюс хотя и отменил «позорный приказ», но обуздать повсеместные кровавые расправы и грабежи, чинимые его войсками, не пытался. Массовые убийства мирных граждан, умерщвление голодом, отравление газами, истребление больных, мучительные пытки – все это практиковалось как система, с немецкой педантичностью и хладнокровной аккуратностью. Гитлеровские генералы старались перещеголять друг друга бесчеловечностью своих приказов, а их солдаты и офицеры состязались в совершении преступлений над мирным населением и военнопленными[3].

На западной окраине хутора Ново-Алексеевка немцы устроили лагерь советских военнопленных «Дулаг-205». Среди открытого поля на площади около двух гектар было сделано несколько землянок. В основном там держали красноармейцев, захваченных во время летнего немецкого наступления в июле-августе 1942 года.

С началом окружения немецкой группировки одной из проблем 6-ой армии, окруженной под Сталинградом, был голод. Немецкие солдаты даже совершали вылазки на нейтральную полосу в надежде найти у трупа советского воина сухой паек.

С 5 декабря 1942 года окружённые немцы перестали выдавать советским пленным вообще хоть какое-то подобие еды (раньше кормили мёрзлой ботвой и супом из шкур дохлых лошадей). «Ешьте друг друга» — заявили представители высшей расы. В итоге, обезумевшие от голода, потерявшие рассудок люди были вынуждены грызть вмёрзшие в лёд тела умерших товарищей. Многие там же сходили с ума. Воду немцы тоже не выдавали — советские пленные ели загаженный и окровавленный снег на территории лагеря, и тысячами умирали от дизентерии. Не было никаких бараков — люди жили на морозе, спали на снегу, без еды, огороженные просто колючей проволокой. В лагере Дулаг-205, предназначенный для содержания 1 200 человек, содержалось до 6 000 пленных. Спать приходилось сидя. 50-60 красноармейцев умирало практически каждый день.

В середине января 1943 года, сжимая кольцо окружения вокруг 6-й германской армии, советские войска захватили находившийся у села Алексеевка под Сталинградом пересыльный лагерь военнопленных «Дулаг-205». На территории лагеря и близ него были обнаружены тысячи трупов военнопленных красноармейцев и командиров, умерших от истощения и холода, а также освобождено несколько сот истерзанных, истощенных от голода и до крайности измученных бывших военнослужащих Красной Армии.

Во время Великой Отечественной войны 2 ноября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была образована Чрезвычайная государственная комиссия (ЧГК) по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников, а также причиненного ими ущерба[4].

Сталинградская областная комиссия содействия была создана одной из первых, решением бюро Сталинградского обкома ВКП(б) от 21 марта 1943 г., и работала до марта 1945 г.[5].

Сталинградская комиссия содействия начала свою работу не на пустом месте. 4 марта 1943 г., находившийся в Москве А.С. Чуянов направил А.И. Воронину по телеграфу особое поручение. Участвуя в подготовке и обсуждении названных решений, он просил направить в ЦК ВКП(б) материалы, касающиеся зверств немецко-фашистских захватчиков над мирными гражданами и военнопленными в Сталинградской области. Все факты о злодеяниях гитлеровцев, в обязательном порядке, надлежало заактировать и направить нарочным в Москву, в приемную члена Государственного комитета обороны, главы Комитета по восстановлению освобожденных районов Г.М. Маленкова. 15–20 «основных и главных актов он попросил направить без промедления – по ВЧ, проявив при этом особый интерес к чудовищному злодеянию гитлеровцев в хуторе Алексеевский Городищенского района»[6].

В подготовленной А.И. Ворониным справке отмечалось, что в хуторе Алексеевский оккупанты организовали лагерь военнопленных, в котором содержалось около 5 тыс. узников. В течение двух месяцев фашисты не выдали им ни грамма хлеба, принуждая к людоедству. Медицинская помощь в лагере отсутствовала. Израненных пленных пожирали черви, у них отгнивали руки и ноги, от голода трескались опухшие тела. Без всякого повода ежедневно фашисты расстреливали несколько десятков человек. Только на утренних осмотрах они убивали по 30–40 заключенных. За два месяца в лагере погибли 4 тыс. узников. По сообщению очевидцев, находившиеся в лагере раненый в бою танкист и студент Сталинградского педагогического института умерли после употребления человеческого мяса, а затем их тела съели другие пленные. Весь лагерь был завален трупами, у которых разрезаны животы и вынуты печень и сердце, а из голов – мозг. Лишив заключенных даже падали, фашисты заставили их есть убитых и умерших товарищей[7].

Бои вернулись в хутор Ново-Алексеевка в январе 1943 года. 22 января 1943 года войска Донского фронта возобновили наступление по всему фронту. Подразделения 304-й, 23-й, 233-й стрелковых дивизий 65-й армии Донского фронта, подкреплённые силами 91-й танковой бригады, стремительным ударом овладели хутором Ново-Алексеевским и уничтожили немецкие части.

Комендант лагеря Дулаг-205, полковник вермахта Рудольф Керперт, его адъютант обер-лейтенант Отто Медер, ответственные за другие лагеря капитан Вильгельм Лянгхельд и подполковник Вернер фон Куновский были взяты в плен 31 января 1943 года, отданы под трибунал и просили советский суд о снисхождении «ввиду особенностей военного времени». Они дали подробные показания про лагеря военнопленных в Сталинграде.

Советских воинов, умерших от ран и погибших в боях, захоранивали в братских могилах.

По информации райвоенкомата на 2014 год в «Братской могиле советских воинов, погибших в период Сталинградской битвы», 1942-1943 гг., расположенной по адресу: Волгоградская область, Городищенский район, ур. Новоалексеевка, захоронено 397 известных военнослужащих.

[1] Протокол опроса уполномоченным Сталинградской областной чрезвычайной государственной комиссии жителей хутора Кузьмичи Городищенского района Сталинградской области о массовом угоне населения хутора Кузьмичи Городищенского района немецко-фашистскими захватчиками.

30 июня 1942 г. ЦДНИВО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 39. Л. 3-3об.

[2] Документы обвиняют: сборник документов о чудовищных зверствах германских вла- стей на временно захваченных ими советских территориях. М.: Государственное издатель- ство политической литературы, 1943. Вып. 1. С. 157.

[3] Епифанов А.Е. Сталинградские органы внутренних дел в борьбе с гитлеровскими военными преступниками (1942–1943 гг.) // Historia Provinciae – Журнал ре- гиональной истории. 2019. Т. 3. № 1. С. 318–370.

[4] Епифанов А.Е. Организационные и правовые основы деятельности комиссий по установлению и расследованию гитлеровских злодеяний // LEGAL CONCEPT = Правовая парадигма. № 4. 2017. С. 22–29.

[5] Центр документов новейшей истории Волгоградской области (далее – ЦДНИВО) Ф. 113. Оп. 14. Д. 4. Л. 231.

[6] Архив УФСБ по Волгоградской обл. Ф. 68. Оп. 63. П. 9. Л. 187

[7] Архив УФСБ по Волгоградской обл. Ф. 68. Оп. 63. П. 9. Л. 24–25.