Братская могила советских воинов, погибших в период Сталинградской битвы, Октябрьский район, с. Ивановка

Адрес объекта
geo%3A48.188622%2C43.695653
Российская Федерация, Волгоградская область, Октябрьский район , с. Ивановка

Карточка объекта

  • Категория
    Памятник истории регионального значения
  • Вид объекта
    Памятник
  • Код объекта
    341711106820005
  • Год постройки
    1942 - 1943 гг., 1961 г.
  • Авторы
    Нет данных
  • Статус охраны
    Под охраной государства
  • Сocтояние
    Нет данных
  • Паспорт объекта
    Отсутствует

Описание объекта

Историческая справка

В 1935 году был основан Ворошиловский (сельский) район. С 29 ноября 1957 года Ворошиловский район был переименован в Октябрьский район Сталинградской области.

Бои на территории Ворошиловского сельского (Октябрьского) района явились важнейшей составляющей частью Сталинградской битвы. Через район проходил участок внешнего оборонительного обвода от Дона по реке Мышкова до станции Абганерово. Наиболее тяжелые бои на территории района начались, когда противник предпринял попытку освободить из «котла» основные силы немецкой 6-й армии Паулюса. Операция деблокирования была разработана объединенным главнокомандованием гитлеровских вооруженных сил и получила название Операция «Винтергевиттер» (нем. Wintergewitter — «Зимняя буря»; также используются названия «Операция Зимняя гроза» или «Коте́льниковская опера́ция»)

В советской военной истории эта операция называлась Котельниковская операция— операция немецких войск по выведению из окружения 6-й армии Фридриха Паулюса в районе Сталинграда, которая проводилась с 12 декабря по 23 декабря 1942 года. Планирование и проведение операции было возложено на группу армий «Дон» под командованием Эриха фон Манштейна.

12 декабря 1942 года войска немецкой группы армий «Дон» (командующий – фельдмаршал Манштейн) начали операцию «Зимняя гроза». Армейская группа «Гот» из района Котельникова нанесла вдоль железной дороги Тихорецк – Сталинград сильный удар по советским войскам, обеспечивавшим внешний фронт окружения. Сравнительно слабая оборона 51-й армии не выдержала, наши части были вынуждены отойти на рубеж реки Аксай. Возникшая угроза прорыва войск противника к окружённой группировке потребовала от советского командования срочного изменения его планов. 14 декабря 1942 года Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин приказал отложить осуществление первого этапа операции «Кольцо» (по ликвидации окружённых германских войск), а 2-ю гвардейскую армию, в первую очередь её мехчасти, которые первоначально планировалось использовать для осуществления операции «Кольцо», форсированным маршем выдвигать навстречу наступавшему врагу.

Исход дела решали сначала дни, а потом уже и часы: кто быстрее займёт ключевые рубежи. К вечеру 13 декабря 1942 года, когда немцы уже вышли на реку Аксай, 2-я гвардейская армия была ещё в пути. Только к вечеру 16 декабря на ближайших к месту событий железнодорожных станциях и полустанках было выгружено 120 эшелонов армии Малиновского (из 156).

«Обозы отстали. Автотранспорт не работает за отсутствием горючего. Связь с выгрузившимися частями отсутствует», – такая запись появилась в журнале боевых действий армии, которой ещё походным порядком предстояло преодолеть более 200 км.

3-я гвардейская стрелковая Волновахская Краснознамённая ордена Суворова дивизия (бывшая 153-я стрелковая дивизия, первого формирования) — воинское соединение (гвардейская стрелковая дивизия) пехоты РККА (сухопутных войск) Вооружённых сил СССР была выведена из резерва Ставки ВГК и переброшена под Сталинград, с включением в состав 2-й гвардейской армии Сталинградского фронта. Соединения дивизии совершили в условиях зимы 1942 года тяжёлый форсированный марш, пройдя от мест выгрузки до районов сосредоточения 200—280 км. С 15 по 31 декабря 1942 года дивизия вела активные боевые действия под Сталинградом. В ходе Сталинградской стратегической наступательной операции на рубеже р. Мышкова войска 2-й гвардейской армии (в её составе — 3-я гвардейская дивизия) сыграли решающую роль в отражении удара котельниковской группировки противника, а 24 декабря 1942 года сами перешли в наступление и вынудили его отойти на юг.

Надо отдать должное оперативным и энергичным усилиям командующего Сталинградским фронтом А. И. Еременко, который первым организовал противодействие ударной группировке генерала Г. Гота. Несколько дней до подхода резервов советскую оборону держали 13-й танковый и 4-й мехкорпуса. За два дня боев им удалось предотвратить продвижение противника, вклинившегося в нашу оборону на 40–45 км, к Мышкове. Более того: выиграв встречный танковый бой под хутором Верхне-Кумский, наше командование заставило 6-ю немецкую танковую дивизию отойти назад к реке Аксай. Все это позволило выиграть время, необходимое для сосредоточения 2-й гвардейской армии.

Что касается Р.Я. Малиновского, то, когда пришёл его час, он в сложнейших зимних условиях сумел так организовать форсированный марш навстречу противнику, что армия, пройдя более 200 км по промёрзшей заснеженной степи, опередила немцев в захвате выгодного рубежа. Перегруппировка войск шла в тяжёлых условиях: трескучие ночные морозы днём сменялись оттепелью, а людям мало где предоставлялась возможность согреться и обсушиться, бездорожье и снежные заносы требовали от личного состава порой на руках выносить артиллерию. И тем не менее, части проходили ежесуточно по 35–40 км.

Малиновский обыграл Манштейна не только благодаря полководческой смелости, но и смётке, истинно русской солдатской хитрости. Когда наши танки оказались без топлива и требовалось во что бы то ни стало выиграть несколько часов, необходимых для подвоза горючего, командующий армией, отступая от всех канонов скрытности, приказал вывести танки из укрытий. Смотрите, мол, какая армада готова на вас навалиться. А то, что «армада» пока не могла продвинуться, врагу знать было не обязательно. Расчёт командующего оправдался. Вид советских танковых колонн внёс в ряды фашистского командования замешательство, начались лихорадочные переговоры с вышестоящими штабами. А горючее и боеприпасы тем временем подвезли, и танки со звёздами на башнях рванулись вперёд.

17 декабря1942 года 13-й гвардейский стрелковый корпус получил задачу, подчинив себе 1382-й стрелковый полк 87-й стрелковой дивизии, занять рубеж по реке Мышкова от Ивановки до Капкинки и не допустить прорыва противника на север[1]. В этот же день задачу на занятие этого рубежа обороны получает 3-я гвардейская стрелковая дивизия (генерал-майор К. А. Цаликов). Данное соединение, усиленное 12-м истребительно-противотанковым дивизионом, заняв оборону на широком фронте (14 км), должно было составить передовой отряд корпуса, задачей которого было обеспечение выдвижения и развертывания остальных соединений. Две остальные дивизии этого корпуса в то время еще только находились на марше. С подходом 49-й гвардейской стрелковой дивизии ширина обороны корпуса увеличилась до 25 км, протянувшись от Ивановки до Тебектенерово.

19 декабря в район Сталинграда прибыло и разгрузилось 150 эшелонов 2-й гвардейской армии. Ее соединения занимали оборону на северном берегу р. Мышкова: 98-я стрелковая дивизия 1-го гвардейского стрелкового корпуса — на участке Нижне-Кумский, Ивановка, 3-я гвардейская стрелковая дивизия 13-го гвардейского стрелкового корпуса — на участке Ивановка, Капкинка, высота с отметкой 104,0. В тылу этих дивизий сосредоточился 2-й гвардейский мехкорпус. Соединения армии вышли сюда после 180-км марша, проделанного в условиях суровой погоды. Стык между 98-й и 3-й гвардейской дивизиями 2-й гвардейской армии на Мышкове проходил через Ивановку.

Кроме того, часть техники была еще в пути, не хватало и боеприпасов. Несмотря на утомленность личного состава, передовые части сразу же вступили в бои с врагом.

Едва успев закрепиться, они уже в ночь с 19 на 20 декабря приняли на себя удар Гота. К этому моменту наступающих от окружённой группировки отделяло около 40 км.

Боевые действия 13-го гвардейского стрелкового корпуса (3-я гвардейская стрелковая дивизия) начались 19 декабря1942 года, когда противник передовыми частями вышел к реке Мышкова. Перед ним действовали части 6-й танковая дивизия немцев. В ночном бою 20 декабря противнику удалось овладеть Васильевкой, а 21 декабря районом высоты 111,8, которая трижды переходила из рук в руки. Однако 23 декабря эта высота была отбита усилиями 5-го гвардейского стрелкового полка и 13-го гвардейского стрелкового полка во взаимодействии с 21-м танковым полком 2-го гвардейского мехкорпуса.

Штаб группы армий «Дон» передал командованию окруженной 6-й армии: «Точка зрения фельдмаршала (Манштейна. – Ю. Р.) такова, что наступление 6-й армии по операции «Зимняя гроза» должно начаться чем раньше, тем лучше». Однако Паулюс не посчитал возможным тут же, без подготовки нанести встречный удар, и был по-своему прав: в его распоряжении оставалось не более 100 танков, а горючего хватало примерно на 30 км хода. Находившиеся в котле надеялись всё же на силу бронированного кулака Манштейна.

20–21 декабря 1942 года в районе Мышковы продолжались ожесточённые бои. С утра 22-го в районе деревни Васильевка завязалось встречное сражение. Несмотря на внезапную пургу, обе стороны почти одновременно перешли в наступление.

С 20 по 23 декабря противник пытался преодолеть сопротивление советских войск на рубеже р. Мышкова и пробиться на соединение с группировкой Паулюса. В то время в составе армейской группы «Гот» находилось 12 дивизий, в том числе три танковые, 17-я танковая дивизия должна была переправиться на северный берег р. Мышкова в районе Громославки, 6-я танковая дивизия — в районе Васильевки, 23-я танковая дивизия — наступать на фронте Капкинка, Кругляков.

22 декабря 1942 года прорвавшаяся к рубежу р. Мышкова армейская группа Гота находилась от окруженных под Сталинградом войск Паулюса на расстоянии 35—40 км. Однако она понесла огромный урон в людях и боевой технике, а ее наступательные возможности были подорваны. «Войска были измотаны, долгое время не имели отдыха ни днем, ни ночью и крыши над головой. Потери были велики: 6-я танковая дивизия, например, с 12 по 20 декабря потеряла 1100 чел.».

Противник обладал еще значительными средствами борьбы. Но и 2-я гвардейская армия успела развернуть на рубеже р. Мышкова свои главные силы и успешно отражала все атаки. На ее правом фланге находился 1-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора И. И. Миссана. 24-я гвардейская стрелковая дивизия этого корпуса занимала оборону севернее Шабалинского, Черноморова, Нижне-Кумского и 98-я стрелковая дивизия — северная окраина Нижне-Кумского, Громославка, Ивановка, 33-я гвардейская стрелковая дивизия находилась в резерве, оставаясь во втором эшелоне, 3-я гвардейская стрелковая дивизия 13-го гвардейского стрелкового корпуса отражала атаки гитлеровцев с левого фланга, на участке Васильевка — Капкинский. В тылу дивизии сосредоточился 2-й гвардейский мехкорпус. Прикрывая фланги главных сил армии справа (на рубеже Пчелинский — Шабалинский), занимала оборону 300-я стрелковая дивизия, слева (рубеж Бирзовой —Гнилоаксайская)— 87-я стрелковая дивизия. На рубеже р. Аксай вели бои соединения 51-й армии. В течение 22 декабря 1942 года продолжалась упорная борьба на северном берегу р. Мышкова. Противник атаковал в районах Громославка, Ивановка, Васильевка. Капкинский. Бои носили ожесточенный характер. Контрударами частей 2-й гвардейской армии северный берег р. Мышкова, от Нижне-Кумского до Васильевки, был очищен от гитлеровцев.  Однако, 22 декабря 1942 года Ивановка, Васильевка и Капкинский оставались в руках противника и передний край обороны в полосе 13-го гвардейского стрелкового корпуса не был восстановлен.

В период с 19 по 23 декабря 1942 года передовые соединения 13-го гвардейского стрелкового корпуса в тяжелых боях во взаимодействии с другими частями 2-й гвардейской армии смогли остановить наступление противника, нанеся ему ощутимые потери. По данным Центрального архива Министерства обороны России, за этот период в полосе обороны корпуса враг потерял до 800 человек личного состава, 50 танков, 7 орудий, 135 автомашин и 6 мотоциклов[2].

23 декабря 1942 года напряженные уличные бои в Васильевке и Капкинском велись весь день.

К этому времени помощь Сталинградскому фронту смогли оказать войска Юго-Западного и Воронежского фронтов. 16 декабря они начали операцию «Малый Сатурн», создав угрозу для авиабаз люфтваффе в станицах Тацинской и Морозовской, на которых базировалась транспортная авиация, перебрасывавшая осаждённым продовольствие и боеприпасы. Чтобы парировать этот удар, по приказу штаба группы армий «Дон» часть войск была снята с котельниковского направления для переброски к Морозовской. Для 2-й гвардейской армии, завершившей 23 декабря сосредоточение сил, это заметно облегчило выполнение боевой задачи. Главный удар она нанесла на Котельниково с севера, 51-я армия наступала с северо-востока. В последующих боях внешний фронт окружения начал стремительно удаляться от рубежа Мышковы. К концу декабря войска группы армий «Дон» были отброшены на удаление уже в 200 км. «Зимняя гроза» провалилась.

Таким образом, активные наступательные действия Красной Армии на левом фланге группы армий «Дон» с опасностью прорыва в направлении Ростов-на-Дону принудили немецкое командование остановить операцию.

Советских воинов, умерших от ран и погибших в боях захоранивали в братских могилах.

По информации райвоенкомата на 1998 год в «Братской могиле советских воинов, погибших в период Сталинградской битвы», 1942-1943 гг.,1961 г., расположенной по адресу: Волгоградская область, Октябрьский район, с. Ивановка, захоронено 92 известных военнослужащих, надгробное сооружение в виде фигуры солдата, памятник установлен в 1985 году, высота 3 м. Мемориальная надпись: «Слава воинам, погибшим за честь и свободу нашей Родины».

[1] ЦАМО. Ф. 454, оп 7801, д. 1, л. 61

[2] ЦАМО. Ф. 454, оп. 71121, д. 1, л. 2–7

Актуальность информации
Последнее изменение данных об объекте: 1 мая, 2022 в 9:09
Поделитесь этой страницей: