Региональный каталог ОКН

Место расстрела пионеров «Босоногого гарнизона», Калачевский район, х. Вербовский

Адрес объекта

Российская Федерация, Южный федеральный округ, Волгоградская область, Калачёвский район, х. Вербовский, ул. Донская Царица 53
48.523545,43.523453

Основные сведения об объекте

  • Категория
    Памятник истории регионального значения
  • Вид объекта
    Памятник
  • Номер в ЕГРОКН
    341730833050005
  • Кадастровый номер
    -
  • Собственность
    -
  • Отв. организация
    -
  • Год создания
    1942 г.
  • Автор(ы)
    -
  • Статус охраны
    Охраняется государством
  • Состояние
    Нет данных

Историческая справка

17 июля 1942 года передовые части 6-й немецкой полевой армии вышли к реке Чир и завязали бои с частями 62-й и 64-й армиями. Так начались бои в Большой излучине Дона на дальних подступах к Сталинграду, одно из величайших сражений в Великой Отечественной войне. В этих боях участвовали к 22 июля с немецкой стороны 18 дивизий, насчитывавших 250 тысяч человек боевого состава, около 740 танков, 7,5 тысяч орудий и миномётов Войска 6-й полевой армии поддерживали до 1200 самолётов. Войска Сталинградского фронта к 22 июля имели 16 дивизий (187 тысяч человек, 360 танков, 7,9 тысяч орудий и миномётов, около 340 самолётов).

Несмотря на упорное сопротивление советских войск Калачевский район был оккупирован гитлеровцами.

В захваченном гитлеровцами хуторе Аверин Калачевского района действовал «босоногий гарнизон». Бойцами его были хуторские ребята десяти-четырнадцати лет: братья Аксён и Тимофей Тимонины, Василий и Николай Егоровы, Максим Церковников, Федор Силкин, Емельян Сафонов и другие — всего 20 человек. Они не взрывали поездов, не пускали на воздух склады с боеприпасами. По-своему, как могли, боролись с захватчиками.

Когда Советские бойцы оставили хутор, Аксен, Тимошка, Максим отправились в займище, где недавно шли бои за донские переправы. В лесу они нашли несколько винтовок и ящики с патронами. Винтовки и патроны ребята спрятали в бурьяне, за околицей хутора, недалеко от моста через маленькую речку Донская Царица. Потом Аксен Тимонин собрал ребят хутора. Ему было 14 лет, а младшему, Ванюшке Махину, исполнилось восемь. Каждый, кто пришел в тот день под мост, чувствовал себя солдатом маленького гарнизона. Ребята учились стрелять из винтовок. В октябре в Вербовку прибыл отряд немецких мотоциклистов во главе с офицером. В бывшем правлении колхоза расположилась комендатура. «Гарнизон» Аксена Тимонина начал действовать.

Однажды днем Тимошка и Максим проникли в дом, где хранилась вражеская почта. Под носом у часового они вытащили мешок с письмами и посылками. Вечером письма были высыпаны в реку. На другой день Максим на ходу прыгнул в немецкий грузовик и успел сбросить два автомата. Ребят заметили и обстреляли, но они проворно ушли от погони. Через несколько дней Аксен увидел в пойме советского командира, который был ранен в ногу. Аксен укрыл его в лесу. В эту же ночь «гарнизон» совершил нападение на склад комендатуры. Ребята похитили медикаменты, бинты, продовольствие. Каждый вечер командир подолгу беседовал с Аксеном. Он учил Тимонина, как нужно действовать. Аксен мечтал связаться с Нижне-Чирским партизанским отрядом или создать свой отряд из ребят соседних хуторов и назвать его «Юнармией». В хуторе стали появляться листовки. Одну из них, написанную детским почерком, обнаружили на стене дома немецкой комендатуры «Товарищи! Немцы брешут, что Советская власть разбита. Брешут, сволочи, что Сталинград сдался. Сталинград наш, и наши скоро придут. Не верьте гадам. Партизаны».

Фашисты устраивали облаву за облавой, но не могли напасть на след партизан. Комендант Вербовки издал приказ: хождение по хутору разрешается до семи часов вечера: тот, кто примет на квартиру неизвестного, будет расстрелян. Но и после этого в хуторе продолжали появляться листовки, а из склада исчезали продукты, оружие и медикаменты. Фашисты выследили и арестовали ребят. Трое суток их допрашивали, мучили, избивали. На четвертый день, 7 ноября 1942 года, двенадцать подростков во главе с Аксеном Тимониным были расстреляны за хутором.

История храбрых мальчиков легла в основу книги волгоградского писателя Виктора Дроботова «Босоногий гарнизон». С тех пор маленьких героев так и называют – участники босоногого гарнизона.

В хуторе стоит два мемориала – на месте расстрела ребят из «Босоногого гарнизона» и на месте их захоронения.

Достоверность этих событий подтверждает документ — акт комиссии по расследованию и удостоверению факта изуверства, совершенного фашистами в хуторе Аверин.

АКТ

18 декабря 1942 года в хуторе Аверинском Ляпичевского сельсовета Калачевского района Сталинградской области комиссией в составе: капитана Хаитова Г.А., уполномоченного Ляпичевского сельсовета по хутору Аверинскому Силкина М.И. и местных жителей — отца двух убитых детей Тимонина Ф.Д., колхозников Горина А.Ф., Силкиной Д.М., Силкиной Н.Ф. составлен настоящий акт о нижеследующем:

4 ноября 1042 года в хуторе Аверинском немцы, запуганные действиями неизвестных партизан в районе хуторов Вербовки, Ляпичево, Аверинский, заподозрили в этих действиях ребят, бывших школьников, и предприняли облаву на мальчиков хутора. Они врывались в хаты, силой брали мальчиков и избивали их палками, ногайками, резиной и ногами. Затем выбрасывали детей на улицу и, издеваясь, требовали, чтобы каждый из детей оговаривал кого-либо из своих товарищей. Избив детей до потери сознания, немцы бросили их в крытую холодную автомашину. Гитлеровские изверги взяли 17 мальчиков, двух матерей и одного отца. Схвачены немцами были следующие: Махин Иван — 11 лет, Егоров Николай — 12 лет, Горин Василий — 13 лет, Тимонин Тимофей — 12 лет, Тимонин Аксен — 14 лет, Егоров Василий — 13 лет, Манжин Семен — 9 лет, Назаркин Никифор — 12 лет, Головлев Константин — 13 лет, Сафонов Емельян — 12 лет, Церковников Максим — 13 лет, Семенов Анатолий — 10 лет, Ребриков Григорий — 12 лет, Сафонов Сергей — 12 лет, Силкин Петр — 11 лет, Силкин Федор — 13 лет, Головлев Филипп — 13 лет. Вместе с детьми в эту машину фашисты посадили Тимонина Филиппа Дмитриевича — отца Тимониных Аксена и Тимофея, Головлеву Дарью Ивановну — мать Головлева Константина и Сафонову Степаниду Акимову — мать Сафонова Емельяна. Дети и трое взрослых, как указано выше, находились под арестом в холодной автомашине. Мальчики после истязаний были в крови, с опухшими и окровавленными лицами, все в синяках. Немцы с 4 до 7 ноября врывались в машину по несколько раз в день, снова избивали детей, грозили им расстрелом и виселицей. После трехдневного издевательства над детьми в автомашине были оставлены 10 мальчиков, приговоренных к расстрелу. Согласно, показаниям жителей хутора Аверинского, немецкий комендант выезжал в Калач санкционировать расправу над людьми.7 ноября 1942 года немецкий комендант согнал население на площадь хутора Аверинского и через немца-переводчика объявил, что мальчиков расстреляют и что в дальнейшем за неподчинение немцам виновные будут расстреливаться, а если у жителей хутора будет обнаружен кто-либо чужой, то хозяин будет выгнан из дому и дом сожжен. Днем в двадцать пятую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции измученных после пыток детей начали выводить связанными по пять человек на расстрел к силосной яме возле МТФ, где и расстреляли их под смех и шум пьяных немцев. Были расстреляны: Аксен Тимонин, Тимофей Тимонин, Василий Егоров, Николай Егоров, Семен Манжин, Константин Головлев, Никифор Назаркин, Емельян Сафонов, Василий Горин и Иван Махин. Руководил расправой обер-лейтенант Фридрих Гук и унтер-офицер, переводчик Асмус.

Подписи: капитан Хаитов, уполномоченный сельсовета Силкин, отец двух расстрелянных сыновей Тимонин, местные жители Горин, Силкина (2).

23 ноября 1942 года у хутора Советский части 4-го танкового корпуса Юго-Западного фронта под командованием генерал-майора А. Г. Кравченко и 4-го мех. корпуса Сталинградского фронта под командованием генерал-майора В. Т. Вольского соединились, замкнув кольцо окружения вокруг 330-тысячной группировки фашистов под Сталинградом, территория района были освобождены от гитлеровцев. Ко 2 февраля 1943 окруженная группировка врага была уничтожена.

Ранней весной 1943 года состоялось перезахоронение тел погибших ребят в хуторе Ляпичев. В 1952 году в связи с открытием Волго-Донского судоходного канала и наполнением Цимлянского водохранилища, затопившего многие хутора, прах героев «Босоногого гарнизона» был перенесён в хутор Вербовский. Здесь в 1957 году был установлен памятник. В 2003 году памятник из гранита и мрамора был установлен и на месте расстрела героев.