Региональный каталог ОКН

Памятник на месте героической обороны высоты 33 воинами 1279-го стрелкового полка 87-й стрелковой дивизии 62-й армии, Городищенский район, х. Бородино

Воинское
захоронение

Адрес объекта

Российская Федерация, Южный федеральный округ, Волгоградская область, Городищенский район, хутор Бородин (1 км к югу от хутора)
48.872878,44.109639

Основные сведения об объекте

  • Категория
    Памятник истории регионального значения
  • Вид объекта
    Памятник
  • Номер в ЕГРОКН
    341610726740005
  • Кадастровый номер
    -
  • Собственность
    -
  • Отв. организация
    -
  • Год создания
    1942
  • Автор(ы)
    -
  • Статус охраны
    Охраняется государством
  • Состояние
    Нет данных

Документы по охране объекта

Карточка воинского захоронения

Историческая справка

Бородино — хутор в Городищенском районе Волгоградской области России. Входит в состав Россошанского сельского поселения. Во время Второй мировой войны село было полностью стёрто с лица земли немцами в результате боёв под Сталинградом.

Детом 1942 года в период Сталинградской битвы немецко-фашистские захватчики рвались к Сталинграду, стремясь захватить его во что бы то ни стало. Ценой огромных потерь 23 августа 1942 года противнику удалось силами нескольких пехотных и одной танковой дивизий прорвать советскую оборону на стыке 4-й танковой и 62-й армии на участке Вертячий – Песковатка. Главный удар наносился непосредственно на Сталинград через Малую Россошку, Конный разъезд.

24 августа 1942 года 33 советских бойца 1379-го стрелкового полка 87-й стрелковой дивизии 62-й армии приняли неравный бой в окрестностях Сталинграда. За несколько часов в условиях острой нехватки боеприпасов и отсутствия связи с полком они смогли уничтожить 27 гитлеровских танков и около 150 немецких солдат. Отстоять занятую высоту бойцам удалось без единой потери. Их подвиг вошел в историю как подвиг «тридцати трех».

В 40 километрах от города, недалеко от населенного пункта Малая Россошка, оборону в районе высоты 77,6 занимал разведывательный взвод 1379-го полка, 87-й стрелковой дивизии под командованием лейтенанта Шмелева, взвод автоматчиков во главе со старшиной Дмитрием Пуказовым и связисты, которыми руководил младший политрук Алексей Евтифеев.

После масштабной вражеской бомбежки связь с полком была утрачена, а в живых осталось всего 33 бойца, которые, не имея указаний о дальнейших действиях, остались на позиции.

Немецкие орудия смолкли, однако сомнений у взвода не было — это затишье перед бурей. Враг получил приказ взять Сталинград к 25 августа 1942 года, и он ни перед чем не остановится, чтобы отвоевать занятую советскими бойцами высоту.

Всего на высоте оказались пятеро связистов, 17 разведчиков и 11 автоматчиков. Они были вооружены автоматами и винтовками, имели гранаты, бутылки с горючей смесью. Бойцы начали подготовку к предстоящему бою. Углубили окопы, укрепили и замаскировали их. Подсчитали скромные боеприпасы. Младший политрук Евтифеев нашел в соседнем окопе противотанковое ружье и патроны. Практически все находившиеся на высотке не имели большого боевого опыта, а некоторые и вовсе никогда не встречались с танками.

На закате дня 24 августа 1942 года советские бойцы услышали рев моторов приближающейся колонны немецких танков. Их было около 50-ти, за ними следовал батальон пехоты. Когда раздался первый удар немецких орудий, советские бойцы были уже наготове, каждый занимал свою позицию и знал свою задачу. Прогремели первые выстрелы из окопа — младший политрук Евтифеев встал за противотанковое ружье. Подбив несколько боевых машин, он доверил оружие Георгию Стрелкову. Завязался бой, в результате которого 33 героя оказались в полном окружении. Вражеские танки все шли и шли, не останавливаясь перед потерями. Огонь не смолкал, командиры отделений Михаил Мингалев, Владимир Пасхальный и Андрей Рудых следили за перемещением танков и указывали цели для уничтожения[1]. Сражались красноармейцы слаженно: как только точный огонь достигал немецкого танка, из которого вскоре начинали выбираться нацисты, пулеметчики Пуказова расстреливали их. Вооруженные бутылками с зажигательной смесью защитники выводили из строя вражеские танки, один за другим. Боеприпасы заканчивались. Пополнить их было негде. Помощи ждать не от кого. На вопрос одного из автоматчиков о том, что делать дальше, старшина Пуказов ответил: «Биться до последнего. В случае чего живыми гадам не сдадимся»[2].

Почти два дня атаковал враг позиции советских бойцов. Против них были брошены до 70 танков и до батальона пехоты противника. Но непреодолимой стеной встали красноармейцы на пути лавины танков и пехоты. Из последних сил советские бойцы продолжали сражаться и заставили врага повернуть назад, не дав подступить к Сталинграду[3].

Под командованием младшего политрука роты связи А. Г. Евтифеева, младшего лейтенанта роты связи Г. А. Стрелкова, зам. политрука роты разведчиков Л. И. Ковалева и старшины Д. И. Пуказова 33 воина, сильные духом, верностью военной присяге, преданностью Родине, отбили яростные атаки немецко-фашистских захватчиков, уничтожили 27 танков и до 150 гитлеровцев. Все воины уцелели, лишь один из них был ранен, а некоторые получили ожоги от огнеметов. Ночью герои вышли к учебному батальону 35-й гвардейской стрелковой дивизии и, присоединившись к нему, добрались до своей части.

Семь человек были удостоены ордена Ленина, двенадцать – ордена Красного Знамени, семь – медали «За отвагу», шесть – медали «За боевые заслуги». 12 сентября 1942 года награды были вручены героям на Мамаевом кургане в Сталинграде членом Военного совета 62-й армии генерал-лейтенантом Кузьмой Акимовичем Гуровым.

Из фондов письменных источников музея-заповедника «Сталинградская битва» героическим подразделением командовал младший лейтенант Георгий Андреевич Стрелков, из офицеров были также младший политрук Алексей Григорьевич Евтифеев и заместитель политрука Леонид Иванович Ковалёв. Под их командованием сражались бойцы: старшины Лаврентий Григорьевич Луханин, Дмитрий Иванович Пуказов; сержант Николай Петрович Юрпалов; младшие сержанты Игнатий Егорович Хожевский (Хоржевский), Михаил Игнатьевич Мингалев, Михаил Семёнович Кондратов, Владимир Исаакович Пасхальный; красноармейцы Шахай Хапкаевич Башмаков, Николай Семёнович Власкин, Фахри Гайнудинов, Никифор Иосифович Иус, Семён Васильевич Калита, Виктор Александрович Мезенцев, Пётр Петрович Почеталкин, Николай Фёдорович Пяночкин (Пьяночкин), Андрей Григорьевич Рудык (Рудых), Иван Михайлович Ряшенцев, Филипп Николаевич Жезлов, Михаил Семёнович Кондратов, Кропит Фатеевич Пономарёв, Иван Сергеевич Тимофеев, Павел Давидович Назаренко, Кондрат Кириллович Титов, Михаил Иванович Толкачёв, Василий Тихонович Яковенко, Павел Яковлевич Дендобрий, Василий Ильич Матющенко (Матюшенко), Прокоп Емельянович Мельник, Василий Исаакович Мельниченко, Сергей Никитович Прошин, Николай Иванович Черноус.

23 августа 1942 года 14-й танковый корпус 6-й армии Вермахта прорвался к Волге севернее Сталинграда. Пробитый фашистами коридор (немцы называли его «наземный мост») шириной от 8 до 10 километров проходил по гряде возвышенностей, что сильно осложняло действия войск Сталинградского фронта.

В конце августа Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин отправил генералу армии Г.К. Жукову, находившемуся в тот момент на КП 1-й Гвардейской армии распоряжение: «Если противник начнет общее наступление на Сталинград, немедля атакуйте его, не дожидаясь окончательной готовности войск»; «Ваша главная задача: отвлечь силы немцев от Сталинграда, и, если удастся, ликвидировать немецкий коридор, разделяющий Сталинградский и Юго-Восточный фронт».

Сталин приказал немедленно закрыть прорыв, именно сюда были брошены резервные дивизии северной группы войск. В течение сентября 1942 года командование советских войск три раза предпринимало наступление в этом направлении против занимавших в коридоре оборону немецких войск, неся значительные потери в технике и живой силе.

18 сентября 1942 года последовало второе наступление Сталинградского фронта. Оно стало не менее кровопролитным и также не принесло решительного результата. Танки 62-й танковой бригады прошли через немецкие позиции, прорвались вглубь до хутора Бородино (около 10 км), где были все немцами сожжены. Но главной цели позиционное сражение все-же достигло. Сильнейшие по качественному и количественному составу немецкие части были исключены из состава штурмующих город войск и истекали кровью в степях вокруг Сталинграда.

Из боевого донесения: «Маршал Жуков упредил немцев всего на несколько дней, а может и часов. Удар механизированных частей Сталинградского фронта проходил в спешке, части вступали в бой по частям, не была проведена рекогносцировка местности, не у всех командиров бригад даже были карты местности. Авиация и артиллерия не смогли подавить огневые точки немцев, пехота залегла, танки пошли на рубежи противотанковой обороны без прикрытия. Из танковых соединений удалось ввести в бой только 7-ой танковый корпус Ротмистрова, который «не продвинулся абсолютно ни на метр».

Своим наступлением Г.К. Жуков переломил ход сражения; немцы втянулись в ожесточенные, кровопролитные бои. Германский XIV танковый корпус был развернут от Сталинграда, Паулюс был вынужден поставить на оборону «наземного моста», к которому рвались советские мощнейшие 9-ти батальонные дивизии. Дело в том, что из-за больших потерь большинство дивизий вермахта к тому времени были «оптимизированы» и переделаны в 6-ти батальонные, что впоследствии было закреплено в штате. Так вот, на оборону Паулюс бросил сильнейшие дивизии старого образца и полноценный танковый корпус. Они были развернуты от города и встали на защиту «наземного моста», а штурмовать сталинградские руины пошли дивизии послабее.

Непредвиденные задержки в наступлении немецких армий к Дону и Волге привели к тому, что советское командование сумело сосредоточить резервы на подготовленных рубежах Сталинградских оборонительных обводов.

Вопреки ожиданиям гитлеровского руководства, Советская армия в ходе тяжелейшей борьбы на Сталинградском направлении не ослабла. Повысилось мастерство её бойцов и командиров. Ценой огромных усилий советского народа на второй год войны создаётся слаженное военное хозяйство, выпускающее со второго полугодия 1942 года значительно больше боевой техники и вооружения, чем Германия и оккупированные ею страны. Это важное обстоятельство в сочетании с накопленным боевым опытом и высоким моральным духом Красной Армии должно было коренным образом и, действительно изменило развитие событий на фронте. Разработка плана наступления в Генеральном Штабе с учётом предложений командующих всеми фронтами и родами войск на Сталинградском направлении началась ещё в ходе напряжённых оборонительных боёв сентября — октября 1942 г. План мощных ударов по флангам 6-й полевой армии Паулюса и 4-я танковой армии Гота, защищенным менее боеспособными румынскими и итальянскими дивизиями, утверждённый И.В. Сталиным, А.М. Василевским и Г.К. Жуковым получил кодовое наименование «Уран».

С началом окружения вражеской группировки Сталинградский фронт в декабре 1942 года – январе 1943-го проводил воздушную блокаду и борьбу с вражеской авиацией.

Ликвидация окруженной группировки противника была возложена на войска Донского фронта генерал-полковника К.К. Рокоссовского. В подготовке и проведении операции принимал участие представитель Ставки ВГК маршал артиллерии Н.Н. Воронов. Операция получила кодовое наименование «Кольцо».

Окончательный разгром армии Ф. Паулюса предполагалось осуществить расчленением окруженной группировки на несколько частей с последующим уничтожением каждой из них в отдельности. Тем самым противник лишался возможности маневрировать силами по периметру «Котла».

Исходя из общего замысла операции, главный удар с целью расчленения окруженной группировки противника на две части намечалось нанести войсками 65-й армии и смежных с ней флангов 21-й и 24-й армий из района юго-восточнее Вертячий в общем направлении на завод «Красный Октябрь» (7 км юго-восточнее Городище). Выбор этого направления обусловливался тем, что здесь была возможность сосредоточить необходимые силы и средства без значительных перегруппировок. Кроме того, на этом направлении оборона немецких войск была наиболее слабой.

66-я и 62-я армии должны были нанести удары по сходящимся направлениям на Городище с целью отсечения и уничтожения северо-восточной группировки противника. Все армии фронта, за исключением 24-й, были построены в два эшелона. 24-я армия была построена в один эшелон.

В целях дезориентации немецкого командования о направлении главного удара командованием Донским фронтом была осуществлена имитация сосредоточения крупной группировки за левым флангом 24-й армии в районе Самофаловки. Для этой цели были использованы макеты танков и орудий.

Начало операции «Кольцо» было назначено на 10 января.

Большая роль в проведении операции «Кольцо» отводилась артиллерии, для чего была организована максимально эффективная система управления огнём – часть огневых средств передавалась дивизиям, создавались армейские группы артиллерии дальнего действия и группы артиллерии разрушения. Наступление должны были поддерживать части 16-й воздушной армии (командующий – генерал-майор авиации, впоследствии генерал-лейтенант авиации С. И. Руденко).

Войска Донского фронта в ночь на 10 января 1943 года приступили к операции «Кольцо» по уничтожению окруженной немецкой группировки в районе Карповка-Мариновка-Дмитриевка. Трое суток шли кровопролитные бои.  12 января 1943 года войска 65-й и 21-й армий вышли на западный берег реки Россошка и в район Карповки. Советские войска подтянули артиллерию, с боем преодолели эту реку и продолжали развивать наступление.

Борьба шла в условиях сильных метелей и морозов. Окруженные   немецкие войска удерживали рубеж Орловка-Гумрак-Песчанка. За четыре дня боев советские войска продвинулись на 10 -15 км. Войска 65-й армии 25 января 1942 года заняли опорные пункты Александровка, Городище. Войска Донского фронта подошли к юго-западной и западной окраинам Сталинграда. Операция «Кольцо»[4] успешно завершилась.

Немцы потеряли около 140 тыс. человек убитыми, 91 545 человек сдались в плен. Около 6000 человек были эвакуированы по воздуху.

Итогами наступательной операции «Кольцо» стали окончательный разгром вражеской группировки в Сталинграде: 22 дивизии, 160 воинских частей усиления. Это была победная точка во всей Сталинградской битве. Советское командование и бойцы РККА продемонстрировали чёткое взаимодействие различных родов войск, хорошую организацию тыла и резервов, высокую манёвренность и решительность действий Красной Армии.

Советских воинов, умерших от ран и погибших в боях хоронили в братских могилах.

По информации райвоенкомата на 1991 год в могиле «Памятник на месте героической обороны высоты 33 воинами 1279-го стрелкового полка 87-й стрелковой дивизии 62-й армии 24-25 августа 1942 г.», расположенной по адресу: Волгоградская область, Городищенский район, хутор Бородин. 1 км к югу от хутора, захоронено 808 неизвестных военнослужащих.

[1] Архив МО, ф. 87сд, оп. 517983, д. 1, л. 12. Статья старшины Д. И. Пуказова «Воля командира» (Сборник материалов о битве 33 героев).

[2] Архив МО, ф. 87сд, оп. 517983, д. 1, л. 21. Статья красноармейца В.И. Матюшенко «В окопе с бутылкой я сильнее врага» (Сборник материалов о битве 33 героев).

[3] Архив МО, ф. 87сд, оп. 517983, д. 1, лл. 23—24. Статья младшего сержанта А.Г. Рудых «О мужестве, стойкости и дисциплине» (Сборник материалов о битве 33 героев).

[4] Гуркин В. Ликвидация окружённой группировки (операция «Кольцо» в цифрах). // «Военно-исторический журнал». — 1973. — № 2. — С.34-42.