Морские пехотинцы на защите Сталинграда

В октябре 1941 года на Кольском полуострове, в местечке Сеть-Наволок, создавались батальоны морской пехоты. Пехотинцы сражались на подступах к Мурманску летом-осенью 1941 года и не пустили врага в город.

К середине 1942 года фронт в районе Мурманска стабилизировался, но создалось угрожающее положение на Сталинградском направлении. В конце августа по приказу Ставки моряков-североморцев в своей форме и со своим оружием направили под Москву, в район города Ступино. Там 2 сентября 1942 года формировалась 92-я военно-морская бригада из моряков Северного и Балтийского флота.

Времени на учебу у морпехов практически не было. Вручили Знамя бригады — и далее в Сталинград. Туда добирались в вагонах четыре дня. Высадились на станции рядом со городом и всю ночь шли до левого берега Волги, откуда и увидели охваченный пожаром город.

Бригада вошла в состав 62-й армии Сталинградского фронта и переправилась через Волгу в районе реки Нижняя Ахтуба.

В годы войны самые высокие здания дают преимущество перед противником, позволяя контролировать все его маневры и эффективно обороняться или атаковать.

В Сталинградской битве таким ключевым объектом было здание Сталинградского элеватора.

В район элеватора армия вермахта вышла 14 сентября 1941 года. Бои за Сталинград уже продолжались почти два месяца. На тот момент положение советских войск было крайне тяжелым. Фашисты, используя превосходство в силе и технике, теснили наших солдат к Волге. Поэтому каждый объект, каждое здание в городе становилось местом сражений.

В момент подхода немецких частей элеватор обороняли остатки 35-й гвардейской и 131-й дивизии 62-й армии. Здание находилось в трёхсторонней осаде и подвергалось постоянным обстрелам и атакам.

О штурме элеватора 16 сентября немецкий солдат из штаба батальона Вильгельм Гоффманн написал в своем дневнике:

«Наш батальон вместе с танками атакует элеватор, из которого валит дым — горит пшеница. Говорят, русские сами подожгли ее. Батальон несет тяжелые потери. В ротах осталось по 60 человек. В элеваторе сражаются не люди, а дьяволы, которых не берет ни пуля, ни огонь».

18 сентября к осаждённым прибыло долгожданное подкрепление: вступила в бой 92-я стрелковая бригада морских пехотинцев. Не давая врагу опомниться, прямо с переправы в тельняшках и бескозырках они ринулись в атаку с криками «Полундра!», «За Родину!», «Вперед!», «Ура!».

В непрерывных контратаках и рукопашных схватках моряки полностью освободили прибрежную зону от реки Царицы до Консервного завода, вырвались на улицы КИМ, Рабоче-Крестьянскую, Баррикадную, Козловскую, а отдельные группы даже завязали перестрелку с фашистами у железнодорожного вокзала Сталинград-2.

Окруженное здание элеватора советские бойцы удерживали ещё трое суток. Артиллерийские обстрелы чередовались с атаками немецкой пехоты, 19 сентября было отбито девять попыток взять здание штурмом.

На третий день обороны у защитников закончились боеприпасы к противотанковым ружьям и ручные гранаты. Воды тоже не было: в водонасосной будке рядом с элеватором разместился немецкий наблюдательный пункт.

Прямым попаданием снаряда разбило один станковый пулемет, кожух второго пробило осколком, рация вышла из строя. Прикрываясь бронёй танков, немецкая пехота и сапёры подошли вплотную к западной стене, и в проломы полетели гранаты и взрывчатка. Обстреливая окна южного фасада противотанковой артиллерией, прокладывая путь струями огнемётов, немцы проникли в здание…

По рапортам 94-й немецкой пехотной дивизии, здание элеватора было захвачено только 22 сентября. Об окончании штурма немецкий солдат написал: «22 сентября. Сопротивление в элеваторе сломлено. Мы нашли трупы сорока убитых русских. Половина из них в военно-морской форме — морские дьяволы. В плен взяли одного тяжелораненого».

Этим тяжелораненым был командир пулеметного взвода 92-й морской стрелковой бригады Андрей Хозяинов.  Его рассказ приведен в мемуарах генерала В.И. Чуйкова «Сражение века». Вот небольшой отрывок:

«…наступило 20 сентября. В полдень с южной и западной сторон элеватора подошло двенадцать вражеских танков. Противотанковые ружья у нас были уже без боеприпасов, гранат также не осталось ни одной. Танки подошли к элеватору с двух сторон и начали почти в упор расстреливать наш гарнизон. Однако никто не дрогнул. Из пулеметов и автоматов мы били по пехоте, не давая ей ворваться внутрь элеватора.

Вскоре из-за танков появились фашистские автоматчики. Их было около ста пятидесяти — двухсот. В атаку шли они очень осторожно, бросая впереди себя гранаты. Нам удавалось подхватывать гранаты на лету и швырять их обратно.

В западной стороне элеватора фашистам все же удалось проникнуть внутрь здания, но отсеки, занятые ими, были тут же блокированы нашим огнем.

Бой разгорался внутри здания. Мы чувствовали и слышали шаги вражеских солдат, но из-за дыма видеть их не могли. Бились на слух».

В полутьме лестничных пролётов элеватора в ход пошли ножи и приклады, штыки и куски бетона. К вечеру противников разделяли перекрытия пятого и шестого этажей, а ночью оставшиеся в живых бойцы пошли на прорыв.

Группа моряков ушла в сторону железнодорожного моста у оврага Ельшанский. По пути они наткнулись и разгромили не до конца развернутую минометную батарею, разжились там трофейным оружием, едой и водой. Потом оврагом добрались до берега Волги. Через простреливаемую немцами Волгу переплыли только четыре человека. Тяжелораненый Андрей Хозяинов попал в плен. Другую группу из 15 пехотинцев вывел к своим старший лейтенант Михаил Поляков.

До 1943 года элеватор находился в руках немецких частей, ведущих с него артиллерийские и минометные обстрелы по частям советских войск. Элеватор нужно было отбить, и на выполнение этой задачи были брошены силы 154-й морской стрелковой бригады, поддержку которой оказывали части 36-й гвардейской, 29-й и 422-й дивизий и 7-го стрелкового корпуса. Немцы надёжно закрепились в здании и отражали атаки советских солдат на протяжении трёх дней. Во время боев перестрелки часто переходили в рукопашные схватки.

На исходе третьего дня во время штурма советским морякам удалось захватили элеватор. В плену оказались солдаты немецкого артиллерийского полка, в числе которых было сорок пять офицеров.

После войны элеватор восстановили, а в 1960 году включили в список исторических памятников.

В 1977 году на Рабоче-Крестьянской улице недалеко от элеватора возвели памятник его защитникам (авторы — скульптор Г.Л. Малков и архитектор Г.М. Коваленко). Он представляет собой фигуру морского пехотинца в полный рост высотою семь метров.

В народе монумент называют «памятником североморцам». Ведь именно североморцы сыграли важную роль в обороне элеватора в 1942 году (в составе 92-й отдельной стрелковой бригады) и в и его освобождении в 1943 году (154-й морская стрелковая бригада).

ВолгоградИсторияСталинградПубликации волонтеров наследияВеликая ОтечественнаяОбластная субсидия на реализацию проекта