Наследие Царицына убивают волгоградские чиновники и бизнес

Волгоград теряет остатки царицынской застройки

Беседа в редакции V1.ru

Волгоград медленно, но верно теряет уникальную составляющую: здания, обладающие статусом объекта культурного наследия, конца 19 – первой половины 20 века. Часть из них разрушается от времени, некоторые сгорают от поджогов, а остальные безжалостно сносятся, и на их месте появляются современные бездушные конструкции из стекла и бетона. Можно ли сохранить то, что осталось, и что нужно сделать для этого?

По мнению эксперта в области сохранения культурного наследия Галины Шипиловой, основной причиной разрушения и утраты объектов культурного наследия является безразличие руководства города и области.

«Я думаю, основная причина разрушения и утраты объектов культурного наследия кроется в том, что ни руководство города, ни депутаты не придают должного значения сохранению объектов культурного наследия, особенно тех, что остались со времен Царицына. А ведь их осталось немного, они приходят в катастрофическое состояние, разрушаются. Именно желание властей, политика руководства города должны быть направлены на сохранение царицынского наследия. Если все это будет, то можно найти спонсоров, и не обязательно восстанавливать здания за счет государства».

 

Главная ценность – земля

При этом, по уверению госпожи Шипиловой, за уничтожением объектов культурного наследия кроется и сугубо меркантильный интерес – дорогостоящая земля в центре города. С ней согласен и общественный деятель Валерий Котельников:

«Вместо речей о патриотизме гораздо лучше проявлять патриотизм на деле, – пояснил господин Котельников. – С высоких трибун говорится о памяти поколений, но вместо тысячи речей гораздо больший патриотизм будет проявляться тогда, когда ребенок прикоснется руками к исторической кладке. Этот момент отложится у него в душе гораздо сильнее, чем самые проникновенные речи. У нас же все получается наоборот. На сегодняшний день только в Ворошиловском районе безвозвратно утеряны шесть исторических зданий. Два из них, по адресу улица Ковровская, 13 и 13а, были снесены при строительстве областного центра занятости. Еще четыре – при начале строительства расположенного неподалеку гостиничного комплекса. И если в случае с гостиницей можно еще определить, кому было выгодно уничтожение объектов культурного наследия, то когда строили ГКУ «Областной центр занятости» и снесли два царицынских дома, которые охраняются государством, то, где там был гешефт, непонятно. И где здесь искать логику – я не знаю».

К слову, многие вопросы могло бы снять наличие утвержденных охранных зон объектов культурного наследия, в которых запрещено какое-либо строительство. Однако все, что касается этого вопроса, в Волгограде блокируется. Есть проекты зон охраны, есть экспертизы. Но нет их утверждения, как следствие, нет охранных зон в натуре. С большим трудом, с привлечением прокуратуры, общественникам удалось добиться установления границ территории и зон охраны для центральной набережной. Однако в итоге охранной зоны так и нет, а было принято весьма спорное решение в виде зоны регулирования застройки. По остальным объектам охранных зон просто нет. Просто потому, что они мешают строить.

 

Зоны охраны мешают застройке

«Меня часто спрашивают, зачем нужны эти охранные зоны, для чего, – продолжает архитектор Шипилова. – Ведь в них запрещено строительство. На что я предлагаю съездить в Европу. Куда все едут именно для того, чтобы полюбоваться старинными городами. Или же я не права? Почему нельзя установить зоны охраны, установить правовой режим содержания, аренды. Если живут люди – дайте им квартиры, а здесь сделайте гостиничные номера, кафе, арт-галереи, или можно сделать приспособление под новые, комфортные и современные жилые здания, не изменяя, а сохраняя первоначальный облик памятников архитектуры. Главное, что должна быть цель, желание, стремление. А механизмы найдутся».

Похожий способ решения проблемы сохранения памятников архитектуры предложил Валерий Котельников:

«Я родом из Томска, – рассказал господин Котельников. – Томск – это деревянный город, как следствие, здания были в ужасном состоянии. Сейчас же это город-картинка. Как вышли из этого состояния? Начали сдавать здания в аренду на 49 лет по цене один рубль за квадратный метр. Развалюху. Но в центре города.

Те же, кто берут это здание в аренду, обязаны его восстановить в строгом соответствии с проектом, который был разработан администрацией, заполнить карту объекта культурного наследия, и в результате все довольны. Но если Томск состоит из этих домов, то у нас их единицы, и город практически ничего не потеряет, сдав их в аренду за бесценок, но с такими вот серьезными обременениями».

Отдельной проблемой эксперты назвали отсутствие охранных зон у памятников истории и культуры. По словам господина Котельникова, охранные зоны присутствуют только лишь у Мамаева кургана и памятника кораблю «Гаситель».

«Охранной зоны нет даже у музея-панорамы «Сталинградская битва», – продолжил Валерий Котельников. – И о чем после этого говорить? Поэтому дома, являющиеся памятниками истории, так и будут рушиться и пропадать. Я уже говорил о том, что только в Ворошиловском районе шесть зданий уже исчезли. Еще 14 на грани исчезновения. Но, кроме собственно зданий, город теряет огромные деньги от туризма. Ведь люди ценят историю, а не то, что построено вместо нее».

 

Общественности поможет государство?

В качестве одного из варианта мест, потенциально привлекательных для туристов, Валерий Котельников назвал комплекс застройки улицы Пугачевской.

Если ее сделать пешеходной, запретить там любое строительство и привести внешний вид домов в стиле старинных домов Царицына, то эта улица могла бы стать одной из изюминок Волгограда.

Вместо этого городские власти выдают разрешение на строительство многоэтажек. Еще один уголок старого Царицына тоже на грани исчезновения.

Речь идет об улице Клинской. Дом №19 – от него осталось лишь три стены. Клинская, 37 – также объект культурного наследия, до сих пор жилой, хоть и поврежден пожаром. Клинская, 39а – дом уничтожен пожаром. От дома №39 остались одни стены.

«Кроме того, что я занимаюсь охраной памятников, я еще и архитектор, – говорит Галина Шипилова. – И если говорить о том же гостиничном комплексе на Профсоюзной, о котором мы уже упоминали выше, то мне непонятно, как думал архитектор, который делал проект. Почему нельзя было использовать стены старинных зданий в качестве интерьеров, а разрушить и сделать только лишь имитацию с улицы? Хочу напомнить, что у нас в Уголовном кодексе есть статья, подразумевающая наказание за уничтожение памятников. Тем не менее люди сознательно идут на преступление. Почему? Уверены в своей безнаказанности?

Та же улица Клинская. Она находится в очень опасном состоянии. Пожар в двух домах подряд и отсутствие каких-либо восстановительных работ говорят о том, что их, возможно, планируют уничтожить.

Три дома на этой улице находятся в полуразрушенном состоянии. К слову, у двух домов точно есть владельцы. Которые почему-то не заключили охранных обязательств, и Минкультуры даже обращался в суд по этому поводу. Однако суд почему-то отказал в удовлетворении иска».

Впрочем, кроме выявленных и уже известных объектов культурного наследия, в защите нуждаются и целые кварталы. В частности, квартал, ограниченный улицами Огарева, Баррикадная, Социалистическая и Козловская. Один дом на углу этого микрорайона выполнен в стиле конструктивизма, остальные дома – в стиле сталинского ампира, образующие квартал исторической средовой застройки. Которому вполне можно придать статус объекта культурного наследия и взять под охрану. Тем не менее ничего этого сделано не было, строительство высотки в центре квартала продолжается. И подобных примеров можно привести много.

Кардинально изменить ситуацию с сохранением объектов культурного наследия, по мнению экспертов, могло бы создание объединения, которое добивалось бы постановки памятников на госохрану и дальнейшего их сохранения.

«Я смотрела передачу о методах работы общественной организации «Архнадзор» в Москве, – рассказала Галина Шипилова. – Работа в Москве ведется по двум направлениям. Юристы и эксперты пишут письма, обращения, ходят в суды. Другие активисты занимаются привлекающими внимание акциями, записываются на приемы к людям, которые реально могут решить вопросы. По этим направлениям будет работать и наше сообщество. Но одним лишь активистам с проблемами сохранения объектов культурного наследия не справиться. Судьба дебаркадера на озере Денежном – наглядный тому пример. У органов государственной охраны несоизмеримо больше средств и возможностей. Но государство, к сожалению, в этом направлении работает слабо или не работает совсем. И основная причина всех бед – необразованность и бескультурие. Человек закончил 10 классов, получил диплом, открыл небольшой бизнес, развил его, стал депутатом, уважаемым человеком. А уровень культуры остался, к сожалению, на уровне 90-х».

ВолгоградЦарицынСохранение застройки
Поделитесь этой публикацией: