Братская могила партизан, погибших в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в период Сталинградской битвы, Нижний Чир

Адрес объекта
geo%3A48.358349%2C43.088751
Российская Федерация, Волгоградская область, Суровикинский район, п. Нижний Чир, ул. Гагарина

Карточка объекта

  • Категория
    Памятник истории регионального значения
  • Вид объекта
    Памятник
  • Код объекта
    341711118950005
  • Год постройки
    1942 г., 1971 г.
  • Авторы
    Нет данных
  • Захоронение
  • Статус охраны
    Под охраной государства
  • Сocтояние
    Нет данных
  • Паспорт объекта
    Отсутствует

Описание объекта

Историческая справка

Бои на территории Нижнечирского[1] (Суровикинского) района в период Сталинградской битвы возможно разделить на два этапа: оборонительный, когда первостепенной являлась задача не дать противнику быстро занять позиции и продвинуться к Сталинграду, то есть задержать на дальних рубежах к городу, и наступательный, где основная задача заключалась в освобождении населенных пунктов Кагановичского (Суровикинского) района, в том числе и х. Нижний Чир, выведении их из оккупационной зоны.

17 июля 1942 года передовые части 6-й полевой армии генерал-полковника Ф. Паулюса вступили в бои с частями 62-й армии, развернувшимися на фронте протяженностью от ст. Клетской до Суровикино. Командармом армии являлся генерал-майор В.Я. Колпакчи[2]. 1-й эшелон 62-й армии составляли 33-я гвардейская и 192-я, 147-я, 181 стрелковые дивизии[3]. 192-я дивизия заняла оборону на рубеже Суровикино — Нижний Чир. Части 15-го танкового корпуса сосредоточились северо-восточнее Суровикино, в полосе обороны 62-й армии. 64-я армия под командованием генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова развернулась на фронтовом рубеже Суровикино — Верхне-Курмоярская[4]. В ее составе были 29-я, 112-я, 214-я и 229-я стрелковые дивизии, 137-я и 121-я танковые бригады, 66-я и 154-я морские стрелковые бригады, 4 курсантских полка и другие части[5]. Однако фактически из-за неприбытия в район боевых действий ряда частей здесь держали оборону 214-я стрелковая дивизия генерал-майора Н.И. Бирюкова и 229-я стрелковая дивизия полковника Ф.Ф. Сажина.

Бои в большой излучине Дона благодаря массовому героизму бойцов и командиров Красной Армии затянулись на 40 дней, что позволило резко снизить темпы наступления врага и разрушить их планы.

К началу сентября 1942 года территория Нижне-Чирского (Суровикинского) района была полностью занята противником.

Начался тяжелый период немецко-фашистской оккупации, продлившийся вплоть до 15 декабря 1942 года. На занятой территории фашисты разместили комендатуру, полицию, склады с обмундированием и боеприпасами, установили свой, так называемый «новый порядок»: жителей выгоняли из домов и занимали их сами, население грабили, подвергали чудовищным издевательствам.

Во время Сталинградской битвы на оккупированной территории Сталинградской области действовало несколько партизанских отрядов, сформированных по территориальному признаку. Руководство партизанскими действиями на оккупированной территории Сталинградской области осуществляла оперативная группа во главе с секретарем обкома партии Ф. В. Лялиным и штаб партизанского движения при военном совете Сталинградского фронта под руководством генерал-майора Т. П. Круглякова. При штабах армий действовали оперативные группы партизанского штаба[6].

Особенностью территории Сталинградской области было отсутствие крупных лесных массивов, которые позволяли в других регионах укрывать крупные партизанские формирования. Размер партизанских отрядов на Сталинградской земле составлял до 50 человек[7].

На территории Нижнечирского района также был сформирован партизанский отряд. Командиром отряды был назначен председатель райисполкома П. Т. Воскобойников (подпольный псевдоним «Верный»), комиссаром отряда был назначен первый секретарь райкома ВКП(б) Александр Михайлович Чистов («Дуб»). При переброске через линию фронта отряд состоял из 14 человек, впоследствии за счёт бойцов РККА, выходивших из окружения, отряд вырос до 20 бойцов. Изначально отряд был вооружён 10 винтовками (к ним 5 тысяч патронов), 2 автоматами ППШ (к ним 500 патронов), 2 пистолетами, 20 гранатами со взрывателями (и 40 без взрывателей), 28 противотанковых мин, 40 бутылок с зажигательной смесью, а также имел 75 килограммов тола для совершения диверсий. Переход линии фронта был совершён 31 августа 1942 года.

Семьи бойцов партизанского отряда, проживавших на территории ожидаемой оккупации, были вывезены в Сталинград[8].

Перед Нижне-Чирским партизанским отрядом были поставлены следующие цели: совершение диверсий на железной дороге Чир — Лиски и на грунтовой дороге Нижне-Чирская — Логовский — Тормосин, а также ведение разъяснительной работы среди местного населения на оккупированной территории и сбор разведывательной информации.

Важность действиям партизанского отряда «За Родину» придавало то, что в станице Нижне-Чирская был расквартирован штаб 6-й армии вермахта, но это значительно усложняло действия партизан. Дело в том, что в Нижне-Чирском районе были развёрнуты все оккупационные структуры: в станице Нижне-Чирской размещалась военная и сельскохозяйственная (подчинённая военной) комендатура, а также бюро пропаганды, с сентября окружное гестапо; комендатура полевой жандармерии, управление районного старосты (шефа района), управление станичного старосты, комендатура русской (местной) вспомогательной полиции при полевой жандармерии и русская (местная) вспомогательная полиция при станичном старосте[9]. Комендатура полевой жандармерии подчинялась гестапо и среди прочего занималась проведением облав на партизан, а также бежавших из плена или выходивших из окружения красноармейцев и командиров РККА, и проведением обысков и арестов для гестапо. Для усиления полевой жандармерии ей придавались 12 человек русской вспомогательной полиции. Кроме этого, существовала русская вспомогательная полиция (10 старших и 16 рядовых полицейских) при станичном старосте. Эти силы так же привлекались для проведения антипартизанских спецопераций. В таких сложных условиях предстояло действовать партизанскому отряду Нижне-Чирского района «За Родину».

Переход линии фронта осуществлялся в районе хутора Ерик-Крепенский с последующим движением в район хутора Зимовской.

За время действия отряд уничтожил и ранил 125 немецких солдат и офицеров, 35 раз нарушал проводные линии связи, подорвал тягач и две машины с боеприпасами, организовал подрыв моста через реку Дон и взрыв железнодорожного полотна между станцией Чир и разъездом Рычковский, совершил нападение на склад военного имущества в хуторе Средне-Садовском. Кроме этого, бойцы отряда расклеивали листовки и рассказывали местному населению о зверствах немецких оккупантов на захваченных территориях. Среди важных примеров был рассказ о судьбе Нижне-Чирского детского дома и его воспитанников.

1 сентября 1942 года в детский дом явились двое гитлеровских офицеров и приказали собрать детей к отправке указав, что «продуктов им не нужно, поедут недалеко». На двух грузовиках воспитанники были вывезены в неизвестном направлении. Позже стало известно, что 47 детей в возрасте от 5 до 12 лет были расстреляны в нескольких километрах от станицы.

Сталинградский обком комсомола на базе партизанского отряда «За Родину» сформировал подпольный райком комсомола, который возглавила Клавдия Григорьевна Панчишкина. Перед подпольным райкомом были поставлены следующие задачи: неустанно проводить разъяснительную работу среди населения о «лживости гитлеровской пропаганды», вести разведку, устраивать диверсии, собирать и передавать данные о полиции и вражеской технике.

Оккупационная администрация применяла разнообразные способы выявления и борьбы против партизан, подпольщиков и просто жителей, настроенных против фашистов. Например, по месту проживания заведующего районной аптекой Г. В. Астраханцева (завербован гестапо), был поселен провокатор под псевдонимом «Игорь», который выдавал себя за сотрудника особого отдела НКВД 57-й армии. «Игорь» провоцировал коммунистов и советских патриотов готовить для него письменные донесения о расположении частей вермахта, немецкого гарнизона и др.[10].

Для противодействия партизанам немцами широко использовалась практика взятия в заложники и запугивания населения. Например, в Нижне-Чирском районе были расстреляны пленные бойцы и командиры РККА: в хуторе Быстряновском — 15 бойцов и 3 лейтенанта; в хуторе Хлебенском — 18 бойцов и 5 лейтенантов; в хуторе Верхне-Мельничном — 6 военнопленных и 3 колхозницы[11].

В октябре 1942 года отряд был предан. «Абвергруппа 304» организовывала несколько облав на партизан. Первая операция была проведена в конце сентября 1942 года с участием 45—50 карателей. Партизанскому отряду удалось уйти без потерь. В октябре 1942 года была проведена вторая операция против отряда и снова безрезультатно, при потерях с немецкой стороны. После нападения участников отряда на склад военного имущества в хуторе Средне-Садовском[12] «Абвергруппа 304» с 10 по 15 октября 1942 года, собрав отряд в 180—200 человек, организовала несколько засад и сплошное прочесывание леса, где находился отряд. В результате операции отряд погиб. К провалу партизанского отряда был причастен староста хутора Зимовного Авилов[13].

Одновременно, в результате предательства, 12 ноября1942 года были захвачены посланные на разведку К. Г. Панчишкина, Р. Ф. Демида, и Т. Ф. Артёмова и после пыток расстреляны 21 ноября 1942 года на окраине станицы Нижне-Чирская.

Сразу после освобождения Кагановичского (Суровикинского) района началось следствие по делу гибели Нижне-Чирского подполья. Сейчас существует несколько версий провала подпольщиков:

Из показаний начальника районной полиции Копцева, его сына (полицая в ст. Нижне-Чирской), Георгия Родина (помощника старосты), и Попова Александра (сотрудника комендатуры) было выяснено, что Клавдию Григорьевну Панчишкину и её подруг выдала Мануйлова Евдокия.

Из материалов, ныне хранящихся в архиве УФСБ по Волгоградской области, следует, что подпольщиц выдал житель хутора Зимовной, некий Паршин (во время оккупации бакенщик на Дону).

Весной 1943 было найдено место тайного захоронения подпольщиц. При строительстве Цимлянского водохранилища и угрозе затопления, их тела были перезахоронены в братской могиле в центре станицы Нижне-Чирская.

Во время оккупации гестаповцы и их пособники расстреляли недалеко от станицы Верхне-Чирской 47 детей в возрасте от 2 до 15 лет Нижне-Чирского детского дома, которых не успели эвакуировать Советские органы власти.

На территории ст. Нижне-Чирская располагался немецкий лагерь советских военнопленных № 251-й. Советских военнопленных содержали под открытым небом в условиях чудовищной скученности, практически не кормили, подвергали бесчеловечным издевательствам.

Идеологические установки по обращению с советскими военнопленными исходили с самого верха нацистского руководства. Еще задолго до начала кампании на Востоке Гитлер на совещании 30 марта 1941 года заявил: «Мы должны отказаться от понятия солдатского товарищества. Коммунист никогда не был и не будет товарищем. Речь идет о борьбе на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьём врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность…»[14]. «…Мы обязаны истребить население — это входит в нашу миссию охраны германской нации. Я имею право уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как черви».

Из Докладной записки В. Абакумова А. Вышинскому от 2 сентября 1943 г. № 80 о зверском отношении немецких военнослужащих к советским военнопленным[15]: «…Советские военнопленные работали на восстановлении железнодорожной станции Чир. По сообщению командира батальона, руководившего этими работами, среди военнопленных, вследствие истощения, возникли болезни и высокая смертность…».

В х. Нижне-Чирской фашисты использовали газовые машины, в которой люди умерщвлялись окисью углерода. Немцы эти машину называли «газенваген».

19 ноября 1942 года ранним туманным утром мощные артиллерийские залпы возвестили о начале операции «Уран». Перешли в наступление войска Юго-Западного (командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин) и Донского (командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский) фронтов. Координировал действия фронтов представитель Ставки генерал-полковник А.М. Василевский.

21 ноября 1942 года в станицу Нижнечирскую перебазировался штаб командующего 6-й полевой армии генерал-полковника Паулюса, оказавшийся на пути наступления советских танков. Там же находился командующий 4-й танковой армии генерал-полковник Гот.

К исходу дня 22 ноября 1942 года 1-й танковый Инстербургский Краснознаменный корпус, пройдя с боями более 80 км овладел хуторами Погодинский, Лысовом, Зрянинским, Тузовом, Пятиизбинской. В районе Зрянинского был захвачен аэродром противника, где уничтожены двадцать транспортных самолетов.

К 23 ноября 1942 года в корпусе осталось 30 исправных танков из 130.
Обстановка осложнялась еще и тем, что из-за большой удаленности корпуса от штаба 5-й танковой армии, малой мощности радиостанций и трудности поддержания связи подвижными средствами корпусу приходилось действовать в одиночку, в отрыве от стрелковых войск, в глубоком тылу противника, с открытыми флангами.

Разведка, руководимая начальником разведотдела штаба корпуса гвардии майора П. Г. Лихошваем, установила, что противник, обороняясь на рубеже Большая Осиновка, ст. Чир, Рычковский, удерживает в своих руках железнодорожную линию Сталинград — Лихая, основную артерию снабжения окруженной сталинградской группировки Паулюса и колоссальные материальные запасы на Чирской базе снабжения.

Комкор принял смелое решение — не ожидая подхода стрелковых частей силами 44-й мотострелковой бригады ударом на ст. Чир перерезать железную дорогу, овладеть ст. Чир и удерживать ее до подхода главных сил 5-й танковой армии.

23 ноября, в день, когда части Юго-Западного и Сталинградского фронтов соединились у Калача и Советского, замкнув внутреннее кольцо окружения, 44-я мотострелковая бригада 1-го танкового корпуса ворвалась на ст. Чир.

Противник яростно бросался в контратаки, станция дважды переходила из рук в руки, авиация противника усиленно бомбила наши боевые порядки. Каждое строение мотострелкам приходилось брать в рукопашном бою.
Особо мощную контратаку силами до полка пехоты противник предпринял в 21 час 23-го ноября. Ему удалось потеснить наши мотострелковые подразделения южнее ст. Чир. Обстановка вынуждала к крайним решениям. И комкор пошел на риск — выдвинул на ст Чир для ведения огня прямой наводкой 33-й артиллерийский полк противотанковых орудий и 307-й дивизион гвардейских минометов, а также ввел в бой остатки 89-й и 117-й танковых бригад.

Риск оправдался. В результате принятых мер к 2 часам 24 ноября 1942 года контратака противника была отбита.

Занятие ст. Чир не только лишило противника возможности материального снабжения своей сталинградской группировки. В наши руки перешли огромные материальные ресурсы. Километровые склады на ст. Чир и южнее в лесу на северном берегу реки Чир были забиты продовольствием, боеприпасами, горючим. Вдоль железнодорожного полотна размещались сплошные штабеля ящиков с авиабомбами, бурты зерна. Свыше 1000 груженых вагонов, эшелон сахара, 16 паровозов, 6 платформ с самолетами, эшелон лошадей, штабеля узкоколейки километров на 200 и 5 локомотивов к ней, 200 автомашин, 20 исправных орудий — вот далеко не полный перечень захваченных трофеев.

Чтобы надежнее закрепить за собой станцию Чир и подтянуть необходимые силы для наступления на юг, в течение 24 ноября в районе станции были собраны мотострелковые батальоны 89-й и 117-й танковых бригад, 1-й и 2-й мотострелковые батальоны 44-й мотострелковой бригады. Вся артиллерия корпуса и бригад была поставлена на огневые позиции.

Стремительное наступление советских войск было для немцев полной неожиданностью. Не прошло и месяца со дня его начала, а фронт своей внешней стороной отодвинулся на сотню километров на запад. Желая спасти и вырвать из окружения свои войска, фашисты предпринимают усилия к прорыву кольца сразу на нескольких направлениях.

К концу декабря 1942 г. территория Нижне-Чирского района была полностью освобождена от немецко-фашистских оккупантов. Бои на территории х. Верхнечирский и Кагановичского (Суровикинского) района в 1942 году являются основной частью Сталинградской битвы, в ходе которой было положено начало коренному перелому в Великой Отечественной войне и всей Второй мировой войне. Был сломлен моральный дух немецких солдат и офицеров. Стратегическая инициатива перешла к советским войскам[16].

В период Великой Отечественной войны в п. Нижний Чир располагался госпиталь ППГ4167.

Советских воинов, умерших от ран и погибших в боях захоранивали в братских могилах.

Документально-подтвержденная информация о захороненных в «Братской могиле партизан, погибших в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в период Сталинградской битвы», 1942 г., 1971 г., расположенной по адресу: Волгоградская область, Калачевский район, п. Нижний Чир, ул. Гагарина, отсутствует.

[1] Указом президиума Верховного Совета РСФСР от 7 февраля 1963 года «Об укрупнении сельских районов и изменении подчиненности районов и городов Волгоградской области» в состав Суровикинского района вошла территория Нижнечирского района полностью.

[2] Попов В.Н. Сталинградская битва: по новейшим исследованиям // Новая и новейшая история №2. – М.: 2007. С.7.

[3] Исаев А. В. Сталинград. За Волгой для нас земли нет. — М.: Яуза, Эксмо, 2008. С.3

[4] Там же. С.6.

[5] Чуйков В. И. Сражение века. — М.: 1975. С.21

[6] Всенародная борьба в тылу врага.

[7] Особенности партизанского движения Сталинграда и Сталинградской области.

[8] Кандауров И.М. Стойкость. — Волгоград: Нижне-Волжское книжное издательство, 1983. — 415 с. — (Подвиг Сталинграда бессмертен).

[9] Павлова Т. А. Гражданское население Сталинградской области в условиях германской оккупации (июль 1942 г. — февраль 1943 г.) дис. канд. ист. наук. — Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 2007. — 245 с.

[10] Павлова Т. А. Гражданское население Сталинградской области в условиях германской оккупации (июль 1942 г. — февраль 1943 г.) дис. … канд. ист. наук. — Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 2007. — 245 с.

[11] Там же, стр. 116.

[12] При этом были захвачены и расстреляны Антонина Лазарева и Александра Кагальницкая.

[13] Павлова Т. А. Гражданское население Сталинградской области в условиях германской оккупации (июль 1942 г. — февраль 1943 г.) дис. … канд. ист. наук. — Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 2007. — 245 с.

[14] Гальдер Ф. «Военный дневник». Т.2. М., 1969. С.430

[15] Докладной записки В. Абакумова А. Вышинскому от 2 сентября 1943 г. № 80 о зверском отношении немецких военнослужащих к советским военнопленным. Совнарком Союза ССР

[16] Шарапова И.Л. Боевые действия на территории Суровикинского района (бывшего Кагановичского) в период Сталинградской битвы // Материалы региональной конференции «Сталинград и Сталинградская область – Великой Победе». — Волгоград – 2010 г. С.333.

Актуальность информации
Последнее изменение данных об объекте: 29 мая, 2022 в 8:02
Поделитесь этой страницей: